eska: (kiss)


А рукопись и впрямь была противозаконной – на всех уровнях и во всех странах. Передавая ее итальянскому издателю (пусть и коммунисту), Борис Пастернак нарушал негласное советское табу на контакты с иностранцами. Издатель Фельтринелли отказывался выполнять требование родной компартии, настаивавшей на возвращении манускрипта из Милана "московским товарищам". Британская разведка похищала пакет с романом из самолета, чтобы в спешке снять копию для коллег из Америки. Типографы под великим секретом набирали книгу в разных частях света и не подозревали, что готовый набор у них отберут и увезут печатать за тридевять земель. Агенты ЦРУ, курировавшие печатание "Живаго", сидели в Голландии и напряженно ждали дальнейших указаний из "центра", а книга, между тем, уже выходила у них за спиной. Практически всё было организовано так, чтобы пустить ищеек по ложному следу. Это и называется в преступном мире отмыванием.
eska: (kiss)
Уже было:
перечитывая книжки


Принцип невмешательства, вернее ограниченного вмешательства, декларируемый в повести, происходит от известного заблуждения: народ нельзя перевоспитать, он должен сам превратиться в сообщество прекрасных во всех отношениях личностей. Эта идея глубоко советская, вернее - антисоветская по результатам советских экспериментов: писатели видели, что новая общность - советский народ - получилась хреновенькая, не соответствующая высоким коммунистическим идеалам. В то же время, успешный пример перевоспитания располагался буквально под носом - денацифицированная Германия. Но лавочников и толстых бюргеров за идеал брать так не хотелось...
Проще говоря: проблему, порожденную коммунизмом (да Стругацкие довольно внятно давали понять, что Арканар - проекция, в том числе, советского общества) пытались решить в парадигме того же коммунизма. Что, конечно, непросто, но характерно для социалистической литературы, не останавливающейся перед нагромождением сложносочиненных преград.
Тут нужно отдать должное авторам, со временем они и сами прекрасно поняли абсурдность такого подхода.

парочка полезных иллюстраций под катом... )
eska: (kiss)

Одно из вполне очевидных сейчас прочтений книжки Стругацких "Трудно быть богом" - притча о том, как непоследовательная политика коммунистов (именно "коммунарами" настойчиво называет себя сторона Руматы) неизбежно приводит к массовым убийствам. Нахера ему было плеваться в "мещан" и "лавочников", когда следовало по тихому устранить Дона Рэбу, пока тот не подгреб под себя государство. Вполне актуальный сценарий, если вспомнить действия Сталина по отношению к социал-демократам нацистской Германии, например.
eska: (kiss)
недосмотрел "47 ронинов"
недочитал "Насморк" Лема и "Darker Place" Хиггинса
Read more... )
eska: (kiss)


Вот тут интересная статья.
Например альтернативка: "Германия без немцев", в которой коварные евреи практически прибрали страну к своим грязным рукам. Однако, героизм простого немецкого инженера...

A couple of years earlier came Hans Heycks (1891 – 1972) novel Deutschland ohne Deutsche [Germany Without Germans, 1929] in which evil Jews have taken over Germany. But at the end of the day the Fatherland is saved by the ingenuity of a German engineer.
eska: (kiss)


В 1943 году Семён Скворцов – бежавший в Маньчжоу-го советский военнослужащий, издал в Харбине брошюру «Моя новая жизнь».

Read more... )
eska: (kiss)

Простоватый американец, автор популярных путеводителей, собирается написать очередную брошюру о странной восточноевропейской стране. Название книги как бы намекает на Трасильванию. По въезду в государство бдительные пограничники, как водится, отбирают у путешественника паспорт и отправляют под домашний арест до выяснения обстоятельств. Главный герой мыкается по бюрократическим конторам, заводит интрижку с хозяйской женой, снимает странный особняк с призраками, в общем – болтается в типично кафкианской безвыходной ситуации. Пока его не похищают местные борцы с режимом и не заставляют вести пропагандистскую радиопередачу. Впрочем, и этот эпизод длится недолго: местные органы довольно быстро обнаруживают конспиративную радиостанцию, американец оказывается за решеткой.

Read more... )
eska: (kiss)
Screen shot 2014-02-09 at 2.24.39 PM
Индейские девочки в национальных костюмах из журнала "Little Folks Children's magazine", июнь 1914


смотреть дальше... )
eska: (kiss)
Когда он теряет правду, не понимает или перестает понимать действительность, или когда он делает вид, что ее не понимает, он становится истинным ху дожником. Тогда человек в его изображении предстает как какое-то стран ное, непонятное, алогичное и даже иррациональное существо и становится загадкой. Горький силится ее понять, но не может, и поэтому он всматри вается в нее, внимательно изображает и разводит руками : нет, все равно не могу постичь !..

Но нет хуже, если Горький вдруг начинает все понимать. Тогда в дело вступает, по его собственному определению, по его термину, — « социальная педагогика ». Тогда Горький принимается учить своих персонажей и своих читателей уму-разуму, стремясь в них возбудить (опять-таки по его выражению) - «действенное отношение к жизни ». Тогда он становится непомерно идеологичен и назойливо рационален, рассудочен.


АНДРЕЙ СИНЯВСКИЙ
РОМАН М. ГОРЬКОГО МАТЬ - КАК РАННИЙ ОБРАЗЕЦ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА
http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=3873

April 2014

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 09:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios